16 Октября 2018 21:24
Новости
Все новости
  18:26    18.4.2018

Рижанка об «эре польского челночества»: было все, но было здорово (3)

Рижанка об «эре польского челночества»: было все, но было здорово <span class="comment-count">(3)</span>
Press.lv
- Наткнулась я тут на сериал "Челночницы", посмотрела его взахлеб и вспомнила свое челночество. Да, меня это не обошло, - колоритные воспоминания о начале 90-х написала в Фейсбуке рижанка Светлана Будяк.
- Моя бабушка, 25 лет отходившая в моря, была списана как пенсионерка, на землю. Она и была пенсионеркой (в 91 году ей было 63), просто кадровики пароходства закрывали глаза на пенсионный возраст, ибо команды судов отказывались выходить в рейсы, если с ними не будет их любимого повара.

Новому руководству пароходства было на это начхать. Пару лет бабушка посидела дома, но деятельный характер не давал покоя. И в 94 году бабушка уехала со своей приятельницей в Польшу. Многие латвийцы ездили туда за товаром, потом привозили его на рижские рынки. Бабушка сделала по-другому.

Так как на территории Польши безвылазно можно было находиться 3 месяца, бабушка с приятельницей (своей бывшей буфетчицей) сняли комнату у польской семьи, съездили в Варшаву за товаром и стали торговать на рыночке их небольшого городка. Раз в неделю - в Варшаву за товаром. Постепенно там образовалась компания - представители почти всего Союза и поляки. Трений с местными не было - если ты соблюдаешь закон - к тебе претензий нет.

Мне было 15 лет, когда я приехала на школьные летние каникулы к бабушке в городок Щитно. К тому времени, торговля немного угасла и торговцы стали выезжать в соседние городки на рынки. Вот на этом этапе я и приехала.

Жили мы втроем в одной комнате, которую снимали у польской семьи. Семья была примечательная: пани Ядвига работала учительницей, пан Ришард - строителем. В семье было два сына, старший пропадал где-то целыми днями, младший был немного ботаник.

Это был мой первый выезд заграницу. Для этого пришлось даже делать временный паспорт.

Буквально через пару недель у нас отладилась система: торговали мы с бабушкой отдельно, в разных концах рынка. Раз в трое суток я ездила в Варшаву за товаром, бабушка оставалась торговать. Я вот сейчас пишу и самой не верится. Сейчас бы я, наверное, умерла со страху, а тогда все воспринималось как приключение.

Это был какой-то совсем другой мир. В домашнем мире я училась в Пушкинском Лицее, стажировалась в газете, а летом на три месяца превращалась в челнока. Каких только приколов не было на рынке.

Мы объездили весь северо-восток Польши, я отлично говорила на польском (разве что не писала). Увидела, как люди меняются под влиянием обстоятельств или, наоборот, остаются собой. Ко мне среди торговцев было отношение как к ребенку (да я им и была-то, собственно). Многие там жили нелегально и семьи не видели по несколько лет.

Было все: и нападение грабителей, и неожиданная помощь полиции, и подставы от своих, и веселые компании впервые встреченных людей. А рынок в Варшаве на стадионе? Это особый мир, с кастами бандитов (почему-то самыми жестокими считались белорусская и армянская), с перекупщиками. Стадион открывался в 6 утра, а к 8 там делать уже было нечего - оставались только перекупщики. Рядом - китайский рынок. Чуть поодаль - турецкий (ох, как же я тогда оторвалась на бижутерии и нарядах!).

Я потом у бабушки спрашивала, как она не боялась? Не боялась отпускать меня одну с компанией, в общем-то, незнакомых людей в Варшаву (мы выезжали в 3 ночи, чтобы к 6 быть на месте, обратно возвращались к 7 вечера). Она сказала: я знала, что ты осторожная и умная и сто раз подумаешь.

В общем-то да, я еще та перестраховщица.

Возил нас бывший полицейский Марек (из-за этого нас никогда не останавливала полиция, а если останавливала, то отпускала сразу) - он держал продуктовый ларек на рынке. У него была дочка на год старше меня, учившаяся в Варшаве и он по-отечески заботился, чтобы я увидела не только рынок в Варшаве, но и сам город (для этого, правда, возил нас кругами). И именно у меня было право отбора попутчиков. Поэтому в нашей машине никогда не было спиртного и даже никто не ругался (рядом же ребенок!).

В 95-м году работу потерял папа (завод таки умер) и присоединился к бабушке в Польше. Мы купили машину и география путешествий расширилась, лето 95-го я снова провела в Польше. Эти несколько лет челночества позволили семье держаться на плаву. Ну а в 96-м польский сейм принял закон, согласно которому, торговля должна быть оформлена, а разрешения выдавались лишь резидентам Польши. Эра грандиозного польского челночества закончилась.

Я вот только хочу как-нибудь сейчас проехать по тем городкам, посмотреть на них уже теперешним взглядом.

...А это 95 год. Мышинец. (на фото)

Источник -press.lv 

Рекомендованно для вас

Оставить комментарий

Комментарии

  • Kler 19 Апреля 2018 02:05

    К ностальгическим воспоминаниям необходимо добавить как толпы народа штурмовали ОВИР на Барбюса за вкладышами в загран.паспорт для поездки. Как поляки торговали приглашениями. Пик паломничества пришелся на 1992-93 годы. Позже многие переквалифицировались в перекупщики и осели на базарах на постоянной основе.

  • 5 19 Апреля 2018 10:14

    Kler. Пик поломнечества это 1991-1993, дальше всё пошло на убыль ..)

  • 12 21 Апреля 2018 16:01

    поляки торговали приглашениями.ДА это было

Криминальный топ 3

Криминальный топ 3

Читать все новости »

Комментарии

Комментарии