Версия для печати
  9:21    15.5.2019

Верховный суд: 40 000 за смерть ребенка после плохого лечения

Верховный суд: 40 000 за смерть ребенка после плохого лечения
Вступил в силу приговор, согласно которому родителям погибшей по вине медиков двухлетней девочки выплатили 40 000 евро.

Подавая в суд против Северокурземской региональной больницы родители погибшей 2-летней девочки требовали по 400 000 евро каждому. На разных этапах разбирательства суды меняли суммы присужденной компенсации - то 50 000 каждому, то 70 000 обоим. 

Однако на днях Сенат поставил в этом деле точку. Департамент Гражданских дел отказался возбуждать кассацию в этом процессе. Таким образом вступает в силу приговор Курземского окружного суда от 2018 года, согласно которому родителям полагается 40 000 евро на двоих. Верховный суд это решение не изменил. Как указывается, оно соответствует общепринятой практике.

Далее мы подробнее расскажем о нюансах этого дела.

Как медики ошиблись с раствором

Началась эта трагическая история невинно. В марте 2007 года в Вентспилсе двухлетняя девочка года получила дома небольшой ожог в районе груди, случайно опрокинув на себя чашку чая. Родители отвезли ребенка в больницу. Девочку оставили в медучреждении на ночь.

Утром пациентку уже собирались отпускать домой. Но для компенсации потерянной жидкости врач распорядился поставить систему с раствором 0,9% NaCl. Медсестра, выполняя поручение врача, сделала это. Через 15 минут ребенку стало плохо, началась рвота. Медсестра сообщила об этом врачу. Ребенка доставили из Вентспилса в Рижскую клиническую Университетскую больницу. Однако несмотря на усилия медиков, спустя два дня ребенок умер от тяжелого поражения мозга.

Оказалось, то раствор хлорида натрия был неправильной концентрации - вместо 0,9% было введено 10%.

После этого врач оказался под судом за халатность. Как выяснило следствие, когда ребенку стало плохо, медсестра позвала врача, но тот не стал углубляться в проблему. Он решил, что рвота началась из-за того, что девочка поела перед процедурой апельсинов и выпила сок. Врач распорядился продолжать процедуру, несмотря на тревожные симптомы. К 12 часам того же дня состояние ребенка стало критическим, но введение раствора прекратилось только к 13 часам. К сожалению, к этому времени было уже поздно.

Врач был признан виновным в плохом выполнении профессиональных обязанностей, что стало причиной смерти пациента. Окружной Земгальский суд приговорил его к условному сроку на один год и 10 месяцев с лишением права один год заниматься медициной.

Однако в конце 2014 года президент Андрис Берзиньш помиловал осужденного, освободив его от годового запрета работать в медицине.

Борьба за компенсацию

Согласно 138 статье УК, за небрежное выполнение профессиональных обязанностей, ставшей причиной смерти пострадавшего, наказание несет лечащий врач. Однако за деятельность врача несет ответственность медицинское учреждение, поэтому, после завершения уголовного разбирательства, родители подали иск против Северокурземской больницы. Они потребовали моральную компенсацию в размере 800 000 евро.

Вентспилсский суд в марте 2015 года это требование удовлетворил частично, обязав больницу выплатить в пользу родителей по 50 000 евро каждому. При этом суд отказал родителям в возмещении расходов на юридическую помощь, которая потребовалась в ходе уголовного дела.

Приговор суда был обжалован, и 28 октября 2015 года Курземский окружной суд принял решение о возмещении морального ущерба от больницы в размере 70 000 евро.

Вынося этот вердикт, суд указал, что такая сумма справедлива, принимая тот факт, что ребенок истцов умер в условиях, которые, по сути, не были опасными для жизни. Девочка оказалась в больницы с небольшим ожогом, а затем врач принял решение об инъекции, хотя восполнить потерянную жидкость можно было просто, попив. Дальнейшие действия врача были неэффективными, а родителям пришлось пять дней наблюдать за смертью ребенка.

Истцы настаивали, что, вынося вердикт, суд должен принимать во внимание и воспитательную цель. Ведь растворы NaCl по-прежнему готовят в больничных аптеках, хотя при рассмотрении уголовного дела обсуждалось: если бы взяли промышленно изготовленный раствор, скорее всего, такой ситуации бы не сложилось.

Однако этот приговор Верховный суд в прошлом году отменил.


Сенат ВС: "Нужна единая практика"

При первом рассмотрении дела в Сенате судьи напомнили, что в Латвии уже устоялась судебная практика, которая обозначила как происходит подсчет компенсаций нематериального ущерба.

И в делах, где речь идет о компенсации родителям в связи со смертью детей в результате некачественного оказания медицинских услуг, сумма выплат ограничивается 20 000 латов. (В качестве примера судьи ссылаются на дело Nr. SKC-455/2013 (C02036209). 

После этого вердикта дело было отправлено на пересмотр в суд второй инстанции. И 12 ноября 2018 года Курземский окружной суд постановил заплатить родителям 40 000 евро.

Пострадавшие подали ещё одну кассацию, однако, как сообщает пресс-представитель Верховного суда Байба Катая, коллегия сенаторов не нашла оснований считать, что приговор был вынесен несправедливо.

Так что кассация отклонена, а решение о 40 000 вступает в силу.

О справедливости и размерах компенсаций

Стоит напомнить, что вообще в сфере моральных компенсаций, похоже, в Латвии уже сформировалось мнение о справедливом приговоре: в случае смерти ребенка это около 30 000 евро.

К примеру, дело погибшего в лифте оздоровительного центра Вараклян 2-летнего Кристапа. Мы уже сообщали, что трагическое ЧП произошло 4 года назад - в 2015 году. Когда семья навещала бабушку, мальчик провалился в щель между кабиной и стеной лифта в оздоровительном центре в Вараклян, и погиб. Зимой суд Резекне вынес приговор в гражданской части дела. Родители требовали полмиллиона, но суд постановил, что им полагается по 40 000 каждому. Впрочем, этот вердикт ещё можно обжаловать. Уголовный процесс ещё продолжают рассмтатривать.

Стоит в этой связи также напомнить, что недавно Верховный суд вынес окончательный приговор в другом похожем деле: вдовец судился со страховщиком за моральную компенсацию после жуткой аварии, в которой он потерял жену и дочь. В приговоре Сенат указал, что моральный ущерб очевиден и доказательств не требует. Однако возместить такое горе никакими деньгами нельзя. Судебная практика же сложилась таким образом, что обычно в качестве компенсации морального ущерба в связи со смертью родственникам выплачивают 28 457,44 евро (то есть, 20 000 латов). Для того, чтобы поддержать единообразие в этом вопросе, Сенат посчитал, что справедливо будет взыскать страховку на сумму 60 000 евро (по 30 000 евро за каждую из погибших).

Николай Кудрявцев, "Сегодня"

Рекомендованно для вас