Версия для печати
  9:29    30.5.2019

Поддельное завещание: схватка за счета и недвижимость в Юрмале (3)

Поддельное завещание: схватка за счета и недвижимость в Юрмале <span class="comment-count">(3)</span>
pixabay.com
История о том, как юрист покойной с помощью священника, родственницы и сиделки сфабриковали поддельное завещание. Однако группу махинаторов, которые пытались увести деньги, акции и недвижимость в Юрмале, в итоге удалось разоблачить.
Мы же со своей стороны далее приведем пояснения, как избежать подобных манипуляций с "последней волей".

Юрист берется за дело

Недавно Верховный суд рассматривал показательное дело: подделку частного завещания. 

В аномизированном приговоре махинаторы проходят под инициалами F, H, G и I.

История получилась такая: 2 марта 2008 года умерла некая состоятельная дама Б. Л. Свое имущество она пожелала оставить наследнице - некой Р. Б.

Однако у юриста покойной (F) были другие планы на имущество. С помощью нескольких помощников она напечатала "частное завещание". При этом, чтобы отвести подозрения, в завещание вписали ещё троих наследников - священника, родственницу и сиделку.

Процесс изготовления "частного завещания" оказался довольно простым. У организаторши был чистый лист с подписью умершей. Так что 10 июня 2008 года все четверо встретились в помещении Латвийского университета, напечатали текст на листе A4, и от имени умершей вписали необходимый текст, который гласил, что завещание составлено "по свободной воле, без подделки, обмана, угроз", подписано 27 февраля 2008 года в 7 вечера по месту жительства покойной.

Роли при этом респределялись так: непосредственно текст составляла H, а после того, как текст был вписан в нужную форму, H и G его подписали "как свидетели".

За свою работу H и I получили по 250 евро, а G - за "освидетельствование" - 50 латов (71 евро).

Что огласили у нотариуса

F передала готовый документ на передачу нотариусу, так что "завещание" было внесено в тот же день - 10 июня 2008 года. Зачитано оно было 17 июня.

У нотариуса H и G подтвердили, что участвовали в составлении завещания, что в нем высказана последняя воля покойной, в общем, что все было по закону.

Согласно тексту завещания, все имущество, в том числе и на банковском счету, отходило перечисленным в нем людям, кроме того, это завещание отменяло предыдущий документ, составленный за месяц до смерти.

Таким образом мошенница получала права на:

квартиру за 15 486,54 евро;

земельный участок за 16 182,32 евро;

объект недвижимости за 113 859,63 евро;

деньги на счетах, включая 37 203,89 евро;

акции предприятия на 8 579,42 евро

Общая стоимость наследства была оценена в 191 478,76 евро.

Однако довести задуманное до конца даме помешали сотрудники полиции.

Юрист защищается: "Мошенничества не было!"

Организатор F настаивала, что невиновна и требовала её оправдать. По её словам, серьезных показаний против нее нет, все обвинение строится на ложных показаниях H.

Что при этом стоит отметить, уважаемые читатели: сами H и G сначала признались, но довольно скоро после начала следствия свои показания отозвали. Они назвали главным виновником и организатором подделки документа некую K и её друзей.

Юрист F в свою очередь утверждала, что на все указанные в деле даты у неё есть алиби, так что она никак не могла участвовать в изготовлении подделки. И вообще, по её мнению, в деле только одно доказательство - какая-то бумага A4, которую ей подсунула на подпись H в коридоре Латвийского университета.

Что произошло далее - она не в курсе, потому что 11 июня 2008 года уехала в Краславу, где 15 июня на неё напали. Там дама получила удар по голове и сотрясение мозга.

И еще: обвиняемая была категорически не согласна с формулировкой обвинения "мошенничество". Это ведь означает злоупотребление доверием человека, чтобы незаконно получить имущество или право на него. Однако юрист настаивает: она всегда действовала только во благо завещателя, исполняя её последнюю волю.


«Это полицейский заговор!»

Еще одна участница дела – I, тоже уверяла, что все дело построено на ложных показаниях H и её первоначальном допросе.

И вообще: по ее мнению, полицейские и прокурор вступили в заговор. И все было подстроено, чтобы не дать получить наследство тем, кто помогал покойной в последнее время - то есть, сиделке, священнику и юристу. И таким образом наследство получила отдаленная родственница покойной, которая в последние 10 лет не интересовалась судьбой завещательницы и не уделяла ей ни малейшего внимания. 

На чем их поймали

Как можно понять из материалов дела, во многом благодаря признанию I все и раскрылось. Уже перед самым прочтением "завещания" участники дела хотели передать ей гонорар в размере 300 евро. Однако та отказалась от денег, и сказала, что зря во все это ввязалась и больше не хочет участвовать. Судя по всему, дама испугалась. И обещала обратиться в полицию.

Впрочем, потом I от своих признательных показаний отказалась. Объявила, что дала первоначальные показания в шоковом состоянии под давлением полицейских, которые ей угрожали, что не выпустят, пока она не напишет то, что нужно. Кроме того, у нее отобрали мобильный телефон и не дали связаться с адвокатом. А ей, между прочим, нужно было вести ребенка в Одессу на операцию. Так что она была вынуждена подписать то, что ей дали, чтобы получить разрешение оставить страну на месяц.

F в какой-то момент вообще в суде указала, что полицейские ей заявили: им за это дело заплатили, причем хорошо, поэтому, за такие деньги, она будет сидеть всю ночь. Затем на неё напали, что связано с делом...

Что решил суд

Все участники группы просили их оправдать и настаивали на своей невиновности. И тем не менее, суд второй инстанции приговорил всех к небольшим условным сроком.

Признавшаяся I, хотя и была признана виновной, но от наказания была освобождена на основании 3-й части 59-й статьи Уголовного закона.

Далее, была подана кассация.

И вот, 30 апреля 2019 года Верховный суд закончил рассматривать это дело, слегка изменив приговор Рижского окружного суда от 30 января 2015 года.

Итог был таким: участники группы получили по 2-3 года условно.

Вместо морали

Чтобы не создавать подобных возможностей для махинаторов, уважаемые читатели, лучше уж позаботится обо всем самому. (Подробнее об этом - см. в главе "Цена последней воли".).


Цена последней воли

Недавно сейм в окончательном чтении принял поправки к законам, предусматривающие, что для защиты от подделок частные завещания придется писать от руки. К этому решению привел целый ряд дел по фальшивкам с "последней волей".

Таким образом, после 31 декабря 2020 года латвийцы не смогут получать наследства по частным завещаниям, набранным на компьютере. Будут признаватся либо завещания, хранящиеся у нотариуса (так называемые, публичные), либо частные завещания, полностью написанные от руки. 

Частные завещания, которые были написаны до 30 июня 2014 года, будут признаны законными, если до 31 декабря 2020 года их подадут на рассмотрение присяжного нотариуса, который ведет дело о наследстве.

И частное, и публичное завещание имеют свои плюсы и минусы.

Частное завещание обойдется бесплатно - по цене бумаги. Однако, во-первых, его легко "не найти", если хорошенько не искать, или даже нарочно потерять, если кому-то это выгодно. Так что воля может остаться невыполненной. К тому же вопросы к почерку все равно могут возникнуть, и тогда подлинность документа придется доказывать экспертизой. Ещё один момент: документ может оказаться трудночитаемым из-за ошибок, исправлений, да и сам завещатель может что-то напутать.

Публичное завещание у нотариуса гарантировано будет оглашено, однако его составление стоит примерно 60 евро.

Стоит также учесть, что и потом наследникам придется еще много чего заплатить, чтобы вступить в наследство.

Особенно дорого это обойдется неродственным покойному лицам: нотариусу придется отдать 70,43 евро - если сумма наследства превышает 854 евро, и 7,5% от суммы наследства, которое превышает 854 евро. Кроме того, нотариус возьмет плату за проверку информации в публичных регистрах, к которой ещё и добавит НДС (21%).

Николай Кудрявцев, "Сегодня"

Рекомендованно для вас

Также по этой теме

Комментарии

  • Янек 31 Мая 2019 13:48

    Проясните ситуацию по публикации - В аномизированном приговоре махинаторы проходят под инициалами F, H, G и I.-. Приговор вступил в силу и виновные под грифом секретно. А в статье на Делфи -дело передается в суд в отношении бывшего работника МВД Буряка= обвинение в шпионаже= указываются все данные обвиняемого.Но он еще не признан осужденным. Следуя логике публикаций- только после вступления приговора в силу в отношение Буряк,он в приговоре будет выступать под какой то любой буквой? Либо это сознательная политика Делфи ? Предвижу ответ- мы не не обсуждаем данный вопрос. А очень прискорбно,что корпоративная общность превыше правды. Скорее всего я ошибаюсь ?

  • Н. К. - Янек 1 Июня 2019 11:25

    :) Мы не работаем в Дельфи, и за них точно ничего не можем ответить. Но если теоретически, то представитель СМИ может/должен решать, какие данные нужно привести в статье в интересах общества. И эту нужность для текста/общества ему, кстати, вполне вероятно придется защищать и обосновывать в суде.

  • чоткий 2 Июня 2019 02:16

    Я пока читал запутался в буквах! х... проссыш - кто кого, в куда и скоко раз ;)