Версия для печати
  9:12    5.6.2017

Доходы "земельных баронов" окончательно урезали до 3%

Доходы "земельных баронов" окончательно урезали до 3%
Baltnews
Из–за предвыборного ажиотажа несколько потерялась новость о том, что в четверг сейм принял "поправку Элксниньша" к Закону о приватизации жилых домов. Это было 3–е, окончательное чтение, так что в течение ближайших трех лет максимальная ставка земельного налога будет снижаться по одному проценту в год, пока не составит 3% от кадастровой стоимости.
До сих пор в ситуациях, когда владелец земли и собственник жилья не могли договориться об аренде, ставка земельного налога составляла максимальные 6% от кадастровой стоимости. Это превратило землевладение в золотую жилу. Ни в одном банке вкладчик сейчас не найдет таких процентов. Тогда как землевладелец со своих "крепостных", которым просто некуда деваться, получает гарантированный доход в 6%. С 1 января 2018 года ставка снизится до 5%, через год — до 4%, еще через год — до 3%. 

— Это важный шаг на пути к главной цели — прекращению современного "феодализма" в Латвии! — прокомментировала ситуацию член правления общества "Народ против "земельных баронов" Регина Лочмеле–Лунева.

Как мы и предсказывали, из–за выбров депутаты не могли себе позволить голосование под лозунгом "За баронов — против народа!". В результате 85 парламентариев проголосовали за поправки, против — ни одного. Однако 9 депутатов не голосовали. Это Андрис Берзиньш (СЗК), Оярс Эрикс Калниньш ("Единство"), Андрей Клементьев ("Согласие"), Айнарс Латковскис ("Единство"), Сергей Мирский ("Согласие"), Раймонд Рубикс ("Согласие"), Эдвард Смилтенс ("Единство"), Янис Труповниекс (СЗК), Виктор Валайнис ("Единство").


Рано радоваться?

В специализированной группе на Facebook "TAUTA PRET SLITKI, jeb Daudzdzivoklu namu dzivoklu ipasnieki apvienojamies" (Народ против Шлитке, объединение собственников квартир в многоквартирных домах) некоторые "борцы с баронами" высказывают скепсис по поводу решения депутатов.

"Не понимаю, чему радоваться, — пишет Ольга Т. — Платить бешеные деньги все равно придется, а когда в 20–м году дождемся 3%, они возьмут и разморозят кадастровую стоимость земли. И опять тот же круговорот. Это вообще не решит проблему никогда".

Алена Ч. в свою очередь призвала не настраиваться так пессимистично:

"Можно, конечно, и не радоваться, да и вообще платить сразу и большую сумму и ничего не делать. Как вариант. Панику разводить будем, когда разморозят". 

Однако Ольга продолжает:

"Раз они приняли самое легкое для них решение, больше они внимания на нас даже и не обратят. И так уже перетрудились в очередном чтении. Для Кенгарагса, может, эта и радость, а на Валдемара вместо 80 евро надо будет платить 70 евро в месяц. Чему радоваться?"

Регина Лочмеле–Лунева в этой связи заверила:

"Никто не говорит, что проблема решена. Эту поправку к закону можно считать "случайным", побочным продуктом нашей борьбы. Но у него есть по меньшей мере три плюса: 1) он реально уменьшает платежи, что надо только приветствовать; 2) он загружает работой Шлитке — ему снова придется подавать в суда Сатверсме; 3) Шлитке этот суд Сатверсме может ПРОИГРАТЬ — потому что в Сатверсме изменилась преамбула, кроме того, после кризиса 2008 года изменились экономические реалии. Естественно, главное поле борьбы — за законопроект о прекращении раздельной собственности".

Тяжелое бремя для "крепостных"

Представитель предприятия Rigas namu parvaldnieks (RNP) Санта Валюма рассказала радиостанции Латвийское радио–4, что домоуправление получает множество жалоб от людей, испытывающих сложности с оплатой выставленных домовладельцами счетов за принудительную аренду земли. Помочь им, однако, предприятие не может.

"Сейчас нормативные акты обязывают землевладельца и собственников жилья договориться о величине платы за землю. Именно от этого соглашения зависит, какой именно будет ставка налога. До сих пор в законе было записано, что она может составлять до 6% в год. И мы тоже пытаемся договориться с собственниками земли о меньшей цифре.

Самая низкая процентная ставка в Риге составляет 2,5%, а самая большая — 5,9%. В среднем же рижане платят 4,9%.

Так что некоторые собственники идут навстречу и не настаивают на максимуме, который может быть неподъемным для собственников квартир. Конечно, есть собственники, которые опаздывают с оплатой этих счетов — все зависит от конкретного человека и его финансовых возможностей.

— По звонкам и обращениям в RNP мы видим — многим владельцам квартир не нравятся дополнительные платежи за аренду земли. Люди спрашивают — почему эта земля под его домом оказалась во владении чужого человека? Увы, это не в нашей компетенции — такова исторически сложившаяся ситуация, и другого решения нет.

Поэтому мы как домоуправ следим и ждем решения со стороны ответственных структур", — заключила Валюма.

Принудительная аренда сейчас доходнее банка

В ходе обсуждения поправок в сейме автор проекта депутат Андрейс Элксниньш указывал: это абсолютно ненормальное состояние, когда тысячи собственников квартир в многоквартирных домах сейчас платят собственникам земли, так сказать, оброк. И не по их вине, а потому, что государство допустило такое деление собственников.

Как известно, собственники земли с 2000–х годов добивались того, чтобы с жильцов получать как можно большую мзду. В результате сложилась ситуация, которая почти ничем не отличается от феодального общества.

Ныне действующие 6% были закреплены решением парламента, отчасти в этом поучаствовал Конституционный суд. Но как показало время, 6–процентная ставка для собственников земли стала намного выгоднее, чем даже иметь свой банк. Так что среди собственников земли появились даже шведские пенсионные фонды, и латвийские владельцы как бы собственных квартир должны им платить.

"Стрижка" жильцов — это сейчас один из самых выгодных бизнесов. Это совершенно очевидно:

* депозитные ставки, которые сейчас есть в банках — это 0,1–0,3%, то есть в 20 раз меньше;

* процентные ставки Госкассы, которая выдает кредиты самоуправления — это около 0,95%, то есть в 6 раз меньше;

* Латвия занимает на иностранным рынке (эмитирует облигации) под 1,5%. Это в 4 раза меньше, чем платят собственники наших квартир.

В общем, ситуация продолжает оставаться абсолютно ненормальной.


"Почему собственники квартир должны выкупать землю?!"

В свою очередь председатель Глава парламентской комиссии по делам госуправления и самоуправленийкомиссии Сергей Долгополов считает:

— Сама по себе норма о принудительной аренде находится в большом противоречии с Гражданским законом, потому что любой договор, включая договор аренды, — это согласие сторон. И учитывая ситуацию, когда это согласие не достигается, а государство наделало ряд ошибок при возвращении собственности и при приватизации, кому–то надо расплачиваться за это. 

В законе идет речь о принудительном выкупе земли у собственников, если за это проголосуют владельцы квартир. Но что собираются покупать владельцы квартир? Это так называемая функциональная часть земли под домом.

В одном случае это гектар, а в другом случае — пара сотен метров. Точных критериев, которые позволили бы этот процесс сделать объективным, на сегодняшний день нет. Поэтому мы продолжаем покупать и продавать кота в мешке, как уже было при приватизации квартир. Их продавали — за деньги или сертификаты — без технических паспортов. Люди не знали, в каком состоянии канализационная система, водопровод, стены, работает ли лифт и так далее. Сегодня мы продолжаем догрызать этого кота по кусочкам, каждый раз выплачивая за ремонт стен, ремонт канализации, за утепление и прочее.

В ситуации с землей проблемы похожи — они просто отложены. Закон предполагает, что владельцы квартир выкупают землю. Но вот они выкупили землю под хрущевкой, которая может в любой момент развалиться. Предположим, она развалилась. И вот вам снова надо искать деньги: либо покупать новую квартиру, либо на вашей земле построить что–то новое. Сам процесс технически и финансово неподъемен для простых владельцев квартир. Поэтому лучший способ был бы — выкупить землю самоуправлениям или государству.

Пусть землей владеет государство

Одно из предложений депутатов следующее.

Создается государственный фонд или программа. Под эту программу государство может занять деньги — под полтора процента. На это необходимо около 200 миллионов. После чего государство выкупает землю у собственников земли, передает собственникам квартир, и они выплачивают даже не 3%, а полтора.

Так государство может профинансировать реальное прекращение неофеодализма в Латвии.

Николай Кудрявцев, "Сегодня"

Рекомендованно для вас